Персональный сайт Якова Ерманка - любопытного человека.




 

Персональный сайт Якова Ерманка

Меню
· Главная
· Обо мне
· Содержание
· Авторская
· Израильский дневник
· Мои истории за жизнь
· Туристскими тропами
· И. Долгополов Мастера и шедевры
· Мои стихи
· Бескрылки
· Мои рассылки
· Друзья
· Интересные ссылки
· Галопом по Европам
· Мои рассказы
· Ваши истории
· Фотографии
· Мои комиксы
· Гостевая книга
· Двенадцать евреев
· Про Экслера и не только
· Михаил Лезинский...
· О друзьях- товарищах...
· Мир Театра
· Была война
· Детская комната
· Как пользоваться сайтом
· Нет у меня другой страны
· Конкурс переводов
· Р. Слободчикова Не родись красивой...

Subscribe.ru


Потому что круглая земля
Чтоб вы так жили!
Мастера и шедевры


Объявления

Новые статьи
.: Через всю Францию к ...
.: Через всю Францию к ...
.: Монолог Нины (пр-ние...
.: Белая нить (пр-ние)
.: Заключение
.: Монолог Нины (пр-ние...
.: Белая нить (пр-ние)
.: Последняя любовь имп...
.: Монолог Нины(пр-ние)
.: Последняя любовь имп...

Кисти (продолжение)
yakob : О друзьях, товарищах... : Комментарии[0] Четверг, 29 Сентября 2005 - 19:07
О друзьях, товарищах...
ЭЛЬВИРА ВАШКЕВИЧ

С колдуном этим оказалось неожиданно легко и просто. Будто знакомы были сто лет и еще некоторое время. Как старые друзья, что еще в детстве одну котлету в детском саду ели. Даже разговоры о магических искусствах не казались больше глупыми, стали привычными, почти что рутинными. Вроде как обычный треп о работе.
- Сглазили тебя, Саша, - говорил колдун, высоко поднимая плечи, и сразу становился похож на нахохлившуюся под дождем птицу. – Даже больше скажу, наследственный сглаз, не просто так. Кармические завязки, вот оно как…
- Да ну тебя, - отмахивался он небрежно. – Какой там сглаз… Фигня все. Тряпкой был бесхарактерной, вот и имели все, как хотели. Жена та же, к примеру… Все вытянула, а когда нечего стало тянуть, так сразу смылась. Нашла другого дурака.


- А почему на такой женился? Любил ведь ее, правда? Скажи.
- Любил… - соглашался неохотно. – Да и сейчас, наверное, люблю. Если бы вернуться захотела, все бы простил, забыл. Эх…
- О том и речь. Прижало тебя не детским образом. Давай сниму. Хочешь?
- Ну, нет, - отказывался решительно. Ерундой считал, дуростью, но на всякий случай шарахался. Мало ли. Всякое бывает, вон незаряженное ружье тоже раз в год детей делает.
Он зачастил в церковь, ходил к исповеди, причащался истово. Крестился перед иконами, ставя тонкую желтую свечку, иногда даже становился на колени, не обращая внимания на окружающих. Это казалось правильным, искренним, а остальное было совершенно неважно.
Колдун все смотрел сочувственно, помощь предлагал упорно. Он отмахивался. В самом-то деле, здоров, в жизни все в порядке, чего еще надо? Зачем лезть в неведомое?
- Не веришь ты мне, Саша, - вздыхал маг. – Доказать, что ли?
Он вновь запрокидывал голову в нервном смехе. Глупости-то какие. Друзья ведь. Вера-то есть, уверенности нет. Хотя, веры тоже недостаточно. А так бы хотелось чудо настоящее увидеть. Всамделишное. А не только то, что на бумаге сам изобретал, нанизывая слова бусинами на тонкую, иногда рвущуюся нить.
- А хочешь, Лена твоя в тебя влюбится, - предлагал колдун. – Обожать тебя будет. Не ты перед ней, она перед тобой на колени станет и руку поцелует. Будет уговаривать, чтоб назад взял, клясться, что никогда ни с кем ей не было счастья, лишь с тобой одним. Хочешь?
Он морщился. Не считал любовь предметом для шуток. Но видел – не шутил маг, совсем не шутил. И сам отвечал серьезно:
- Нет, не хочу. Если сама не любит, то и заставлять не нужно.
- И правильно, - соглашался колдун. – Эти привороты – как батарейка. Заряд пока есть, то и хорошо. А потом заканчивается. И просыпается человек в один день, смотрит на соседа по подушке и вздрагивает в ужасе. Понять не может, что он тут делает. Нехорошо.
- Но ты ведь привораживаешь. Разве нет?
- Случается, - маг не отрицал и этого. – Так ведь предупреждаю сразу, как все это может быть. Если все равно настаивают, что ж делать? Приходится ублажать. И потом, бывает ведь и такое, что появляется любовь настоящая. Знаешь, как предки учили: стерпится, слюбится…
- Все равно не хочу, - отказывался, а в душе дрожало хвостом мокрого котенка.
- И правильно.
Как-то сидели, пили. Отмечали что-то, а что – сами толком сказать не могли. Может, двести лет граненого стакана, может, третий день турецкой пасхи. Все ж бывает. Скорее всего, просто очередной выходной, да усталость каждодневную стряхнуть пытались.
- Фокус покажу, - сказал колдун, когда уже вторую бутылку открыли. – Смотри внимательно, не говори потом, что не видел.
Поднялся, достал весы напольные. Обыкновенные самые, из тех, на которых бабы взвешиваются, постанывая из-за каждого лишнего килограмма. Стал на них.
- На стрелку смотри.
Он уставился пристально, с трудом концентрируя расползающийся взгляд.
- Ну, ты и увесистый, - хохотнул, увидев качнувшуюся за девяносто стрелку.
- Кость тяжелая, - пояснил маг и как-то странно сложил ладони. – Сейчас начнется. Смотри.
Стрелка закачалась, задергалась припадочно. Поползла неуверенно влево.
- Эй, ты что, прыгаешь?
- Нет, зависаю, - а голос так хрипло прозвучал, будто тянул что-то неподъемное, напрягая каждую жилку.
Стрелка продолжала ползти, подергиваясь, но не останавливаясь. Восемьдесят, семьдесят пять, семьдесят… шестьдесят…
- Уф, не могу больше, - колдун расцепил ладони, обмяк весь, шлепнулся на табурет обессилено. – Напились. Зря я по пьяни затеял. Нужно было как-нибудь в трезвом виде и здравой памяти. Напомни мне завтра, что дурак я.
Он сидел, ошарашено глядя на друга. Не ожидал такого. Нужно было или поверить, что глаза не обманули, либо решить – пьяный глюк, не более. Хотелось верить, так хотелось! Вот она, сказка настоящая, только руку протяни.
Колдун как понял. Посмотрел искоса.
- А ведь и у тебя талант есть. Дар великий. Почему не пользуешься? Почему позволяешь всякой твари на шею садиться? Ты же можешь… Можешь! Подумай. Ведь над тобой – только звезды!
На следующий день он бросился в церковь, едва успев проснуться. Стоял перед иконами на коленях, кланялся лбом в пол, рыдал, даже не вытирая слез. Не замечал людей, что ходили вокруг осторожненько, стараясь не зацепить. Лишь бабка-уборщица постояла рядом, поерзала шваброй, повздыхала.
- Ты это, милок, подвинься, - попросила. – Мне убрать нужно.
Он и не услышал, а она не настаивала.
Икона нависала над головой, казалась угрожающей, сердитой. Он просил, умолял, но взгляд не изменялся. Он бормотал «Отче наш», забывая и путая слова, сбиваясь на другие молитвы и опять начинал шептать, как заклятие читал:
- Отче наш, иже еси на небеси… - но слова мерещились ему мертвыми птицами, падающими с онемевшего языка.
Он уверился, что сделал что-то невыносимо мерзкое, раз сам храм отвергает его моленья. Выбежал из церкви, не перекрестившись даже, не остановившись на крутых ступеньках.
Колдун ждал, улыбаясь одобрительно. И так эта улыбка была облегчением после сердитого взгляда с иконы, что он расплакался, уже от радости.
- Просишь о помощи? – спросил маг.
- Да ты же знаешь.
- Ответь, просишь или нет? – настаивал колдун, продолжая ласково улыбаться.
- Да! Да! Прошу! – он с трудом подавил порыв броситься на колени, как в храме, хватать за руки, обливая их слезами.
Палыми листьями разлетелась карточная колода. Колдун смотрел, хмурился, поглаживал странно удлинившимися пальцами гладкие прямоугольнички.
- Ничего, сделаем, - пообещал неведомо кому. – В лучшем виде все будет.
Он ждал, глядя с надеждой, истово веря в наступающую сказку. Колдун зашептал что-то невнятное над водой, и с изумлением он узнал «Отче наш», слабо и неуверенно выговариваемое шелестящим голосом. Длинные пальцы огладили банку, обычную литровую банку, так не сочетающуюся с волшебством. Ладони дрогнули, охватывая зеленоватое стекло, а молитва продолжала звучать, и колдун мелко крестился, улыбаясь какой-то своей мысли.
- Пей утром, днем, вечером, - сказал маг, отдавая банку с водой. – На ночь еще умывайся. Да, пей по три глотка. Можно и больше, но лучше по три.
Он даже не задал ни одного вопроса. Схватил банку и побежал, счастливый. Сказка началась, разворачиваясь прологом. Все трудности уже преодолены, осталось лишь получить награду за долготерпение.
Воду пил, веря в лучшее будущее, прямо как доперестроечный комсомолец, жаждущий членства в партии и верящий в счастливое коммунистическое завтра. Он тоже шептал:
- Завтра… завтра все будет хорошо, - и верил в это.
Сны стали странными. Приходил погибший приятель, шептал что-то о деньгах, пропавших давным давно. Являлась жена, плакала, рассказывала о чьей-то смерти, уговаривала его перестать делать подлости. Он удивлялся: о каких подлостях идет речь? Ведь никогда… никому… Лишь терпел безропотно от других.
На четвертую ночь опять приснился покойный приятель. Лицо его, жутко исковерканное смертью, было спокойным, только глаза бегали гладкими мышами.
- Я ж деньги спрятал, Саша, - сказал внятно, четко. – Никому они не достались. Сейчас гниют, наверное.
- А куда спрятал-то? – поинтересовался он лениво. Те деньги уже и не интересовали. Разве что так, любопытно чуть было.
Приятель объяснил, стряхивая с длинных склизких волос червей. Он подумал мимолетно о рыбалке, о том, какая шикарная приманка могла бы получиться из таких раскормленных червяков. «Извивистые, резвые», - думал он, в то время как приятель рисовал прутиком в грязи какие-то схемы, объяснял названия улиц.
- И там вниз, по трубам, - сказал неожиданно. – Река там замурована. Проход шикарный. Двадцать пять метров в глубину. Посередине, знак еще нарисовал, увидишь.
Он проснулся, моргая недоуменно. Это уже не было похоже на обычную сонную одурь. Схема стояла перед глазами, и названия улиц четко пропечатались в памяти.
- Проверить, что ли? – бормотнул сам себе. И тут же решил – да, нужно проверить. Хуже-то никак быть не может. Только не нужно никому говорить. А то точно дураком сочтут.
К вечеру собрался, даже фонарик в сумку запихал, смущаясь сам себя.
- Да ладно, чего уж там, - пожал плечами перед зеркалом, пытаясь расчесать спутанные волосы. – Ну, дурак. И что с того?
Утешился этим и поехал на указанное сновидением место.
Пустырь, конечно же, был неопрятным чрезвычайно. Сырой осенний ветер играл бумажками, подбрасывал их в воздух, как котенок, прыгающий за клубком. Кучи какого-то мусора, кажущиеся в сумерках зачарованными холмами, возвышались посреди муторно-бурых луж.
Он отыскал люк, о котором говорил мертвец, и вздохнул, как ни странно, с облегчением. Сон не врал. Может, и не дурак вовсе. Может, и деньги найдутся.
И маг не врал – пришла мысль. Обещал помочь, вот и помог. Эх, дурак все же. Нужно было еще раньше о помощи просить. Но нет, мы ж все – Александры Матросовы. Грудью на амбразуру, да еще ждем, что все само пройдет. Ан нет, чтоб у знающих людей спросить.
Он повздыхал немного, отваливая крышку люка. Решил твердо – закончится все, нужно к колдуну идти, благодарить, кланяться.
Вдоль дороги лес густой с бабами ягами – упрямо лезло в уши хрипом – а в конце дороги той – плаха с топорами. Казалось, бард где-то рядом, гитара звенит над ухом, и даже слышен рвущееся дыхание.
Скобы уходили вниз, теряясь даже в луче фонарика, лишь отблескивали ржавыми каплями воды. Он полез, боясь оскользнуться, упасть. В памяти накрепко засело: двадцать пять метров. Костей не соберешь, особенно, если на какой кусок железа свалиться.
Но нет, счастлив был, не поскользнулся, не сорвался. Вниз спустился благополучно.
Тоннель разбегался в обе стороны, с огромных труб капала вода. Река шумела, заключенная в металл, скованная и связанная. А вот если сейчас прорвет – подумалось невзначай. Тогда точно размажет блинчиком тоненьким. Это ж какое давление воды! Хотя, может, и не размажет.
Опять повздыхал, все более убеждаясь – не зря приехал в это место. Пошел по тоннелю, хлюпая кроссовками по лужам. Особо по сторонам не смотрел. Что там может быть хорошего – темнота, крысы, возможно, мокрицы какие. В общем, мрак и запустение. Главное – не проворонить урочное место.
Дальше

* Ваше имя:
Ваш e-mail:
Ваш URL:
* Комментарий:


Архив статей
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
30      
» Март 2018

Разделы
Мир Театра
.: Чокнутые
.: Мифами Одессы ОЧАРО...
Детская комната
.: Чудесное перевоплоще...
.: Сказка о Лени
Мои рассказы
.: Открытки из прошлого...
.: Открытки из прошлого...
Конкурс переводов
.: Искусство и праздник...
.: Роль картины «Крик» ...
Форум
.: Как пользоваться сай...
Израильский дневник
.: Шалом, Израиль! (око...
.: Шалом, Израиль! (про...
Ваши истории
.: Осенние мотивы
.: Любовь и проблемы с ...
И. Долгополов "Мастера и шедевры"
.: Эпилог
.: Живопись и музыка
Нет у меня другой страны
.: Моя лошадка
.: Не хорошо человеку б...
Мои рассылки
.: Мои рассылки
Галопом по Европам
.: "И Африка нам не нуж...
.: Последний приют
О друзьях, товарищах...
.: Через всю Францию к ...
.: Через всю Францию к ...
Была война...(1939-1945)
Михаил Лезинский
.: «Жизнь занимательных...
.: Севастополь литерату...
Бескрылки
.: Первая десятка
.: Конкурс
Мои комиксы
.: Маевка. Часть 2
.: Маевка. Часть 1
Про Экслера и не только
.: Ответный визит (окон...
.: Ответный визит
Туристскими тропами
.: Командировка в КНДР
.: Уик-энд на побережье...
Друзья
.: Друзья
Р. Слободчикова Не родись красивой...
.: Заключение
.: Последняя любовь имп...
Содержание
.: Не родись красивой.....
.: Конкурс переводов
Была война...(1939-1945)
.: С Родиной в сердце!
.: Светка
Интересные ссылки
.: Интересные ссылки
Фотографии
.: Ледяные цветы
.: Михаэль и Татьяна Че...
Мои истории за жизнь
.: Поздравляю!!!
.: Как мы "крышей" обза...
Обо мне
.: В жизни раз бывает.....
.: Мои университеты
Двенадцать евреев
.: Зигмунд Фрейд - хрон...
.: Зигмунд Фрейд - хрон...
ФОРУМ
Мои стихи
.: А мы уже на "Вы"...
.: Невидимая ноша
Авторская
.: С НОВЫМ ГОДОМ!
.: Поздравляю!
Гостевая книга
.: Гостевая книга


 
Яндекс цитирования Каталог лучших ресурсов Интернет
Рейтинг@Mail.ru

1,2,3,4,5,6,7,8,9,10,11,12,13,14,15,16,17,18,19,20
21,22,23,24,25,26,27,28,29,30,31,32,33,34,35,36



© Персональный сайт Якова Ерманка.   E-mail: yakob-e@tut.by